Психологическая помощь

Психологическая помощь

Запишитесь на индивидуальную или семейную консультацию к психологу в Москве.

Библиотека

Читайте статьи, книги по популярной и научной психологии, пройдите тесты.

Блоги психологов

О человеческой душе и отношениях читайте в психологических блогах.

Психологический форум

Получите бесплатную консультацию специалиста на психологическом форуме.

Куминов Андрей Сергеевич

Психоанализ символического значения одежды

Фрагмент из книги "Психоанализ символизма обыденной жизни". Публикуется с согласия автора, из материалов рассылки "Психоанализ символизма обыденной жизни"


Психоанализ символического значения одежды

Пожалуй одним из самых характерных способов проявления индивидуальности человека является его внешний вид, формируемый в первую очередь одеждой и в сочетании с косметикой для женщин.

Одежда – выразитель нашего внутреннего состояния, желания проецировать или желания получить «свое хочу». В одежде важно все, начиная от формы, цвета, ткани, фактуры, украшательств, ухудшений (люди иногда специально ухудшают свой внешний вид, например испачканные дегтем шаровары запорожца в повести Т.Шевченко, или одежда несоответствующая внутреннему состоянию, в результате чего она сидит как «мешок») и сочетаний, внешней и внутренней одежды (нижнего белья) т.п. Рассмотрим всё порядку, учитывая, что на использование одежды также влияет мода, ситуации, обязательность (форма), в меньшей степени достаток. А кроме этого будем учитывать, что определение символического значения одежды, или её элементов, как выразителей одного из инстинктов (в соответствии с теорией психоанализа – сексуального и властного инстинктов), позволяет выявить лишь акценты доминантности этого инстинкта для данного случая и подразумевает, что другой инстинкт также проявляется но менее выражено.

Важной является функциональность и направленность одежды. Свободная, легкая и удобная одежда соответствует большей раскрепощенности, в противовес тяжелой, жесткой, ограничивающей и неудобной, как бы внешне поддерживающей внутренние ограничения и запреты. Это действенно для обоих инстинктов. Как пример можно привести длинные, узкие юбки или платья – реально держащие ноги женщины. Это может быть как показателем собственных ощущений, так и если это обязательная форма одежды – репрессивность к женщинам в данном социальном институте (армия) или обществе (ислам). Такие стягивающие снизу халаты-кимоно, традиционны для японских женщин, у которых в дополнение к этому на спине находится «бант», обеспечивающий «символический» горб, задающий согбенность женщин и определяющий место японских женщин в традиционной культуре – услужение мужчине.

Акцентуация одежды, либо каких либо ее частей, деталей, открытость их на органах гениталий, груди, ягодиц, шеи и других первичных биологических сексуальных зонах – является потребностью в их стимуляции, путем привлечения внимания. Одежда, увеличивающая в объеме, ширине плеч (плечевые накладки), отражающая рельеф тела (как бы сформированный мышечный комплекс) – выражает потребность усиления реализации властности.

Культурное разделение одежды на женскую и мужскую также играет роль, особенно при нарочитом использовании элементов одежды характерных для другого пола, как протестность и потребность в усилении реализации данных аспектов сексуальности.

Сильнообтягивающая, неудобная миниюбка, в данном ракурсе будет выглядеть как потребность в сексуальности, с жесткими ограничениями на этой сфере и в то же время постоянные ее одергивания, достигают целей привлечения сексуального внимания. Явно выраженные мужские штаны на женщине, ее заявка на потребность во властности на уровне мужчин и подчинение этому стремлению своей сексуальности. Нарочитое использование мужчинами общепринятых «женских» элементов в одежде, потребность протестного увеличения своей сексуальности, либо реализация властности и сексуальности путём привлечения внимания (истероидность). Облачение в жесткую одежду закрывающую все тело – потребность в защищенности и недостаточности властности для ощущения безопасности.

Цветовая гама красного, оранжевого, желтого, зеленого, а также белого имеет преимущественно сексуальное значение, а голубой, синий, фиолетовый, коричневый и черные оттенки – властное. Но это не является предопределенным (Люшер), а скорее текущим культурным направлением для одежды, ведь цвета в первую очередь соответствуют зонам инстинктивной активности (эрогенным зонам по Фрейду и Сэджеру, Толкачеву), кроме того соответствие их характеру тоже не всегда является довлеющим. Например красный, физиологически обладающий возбуждающим действием и соответствующим символическим значением может использоваться как для показания властной, так и сексуальной раскрепощённости, либо потребности в ней, а уж детали её реализации будут определяться значениями других элементов и свойств одежды.

Формализуя вышеописанное – учитывать влияние генетически определенных особенностей человека на выбор цвета, в соответствии с зонами инстинктивной активности необходимо. Также важно учитывать, что зачастую эти цвета указывают на потребность стимуляции (из за недостаточности другими средствами) соответствующих зон (например генитальных), а также учитывать возможные фиксации на соответствующих этапах эрогенного развития ребенка и циклических проходов этих фаз взрослыми – все то что и определяет поведение на основе природного характера, его стереотипных частей и текущих черт. Например, для невротически фиксированных на анальной стадии, постоянно бессознательно переживающих эту фазу, важным будет использование коричневых оттенков в одежде, как и общее предпочтение этого цвета, а если жизненные условия изменятся, так что этот конфликт будет разрешен, то предпочтения могут измениться в сторону большего соответствия природных черт характера и соответствующих им предпочтений.

Фактура и материал одежды является одним из существенных факторов наряду с цветом. Твердая, тяжелая, толстая, жесткая фактура материалов будут придавать одежде преимущественно властное значение, например женский твидовый костюм тёмных тонов для деловых встреч, а мягкая, лёгкая, тонкая, бархатистая – сексуальное, например лёгкая, льняная рубашка и шорты ярких расцветок для отдыхающих на пляже. Тяжесть и толщина, как и наоборот лёгкость и тонкость (общий размер) может указывать также на интенсивность выражения инстинкта. Например, тяжелое бархатное платье – показатель сильного закрытия сильной сексуальности (платья во дворцах X V II I века, внешние строгие ограничения морали тех эпох и скрытая распущенность). А металлические доспехи рыцарей указывают на их защищенность и опасность в бою. Легкое, полупрозрачное нижнее женское белье из мягких тканей, является примером другого рода – тактильных ощущений сексуальной направленности и соответствующей демонстрации потребности в нежности и стимуляции эрогенных зон, прикрываемых бельем. Одежда из выделанной кожи, обладает преимущественно властной составляющей – шкура убитого существа на себе. Но например одежда из меха, с гораздо меньшим акцентом на мертвое животное, зачастую имеет сильное значение сексуальности, меховая шуба, как собственная шубка – этакой теплой и пушистой самочки.

Цвет, как и фактура одежды, могут уменьшать другие её значение, например чёрная миниюбка – компенсация (для цензуры) приоткрытия сексуальности, красная верхняя одежда – усиление властности. То есть яркие, интенсивные цвета усиливают символическую реализацию одежды, а темные, тусклые уменьшают и могут показывать каким способом желательна реализация данного инстинкта, например желтая футболка – властвование с помощью слова (молчание, то есть тайна как атрибут власти, тоже сюда относится) и т.д.

Внешняя одежда, как выполняющая функцию защитной оболочки – имеет большее властное значение, а нижнее белье, как обеспечивающее удобство (в том числе и защищающая от соприкосновением с грубой внешней одеждой) – сексуальное значение.

Расположение одежды (верхняя и нижняя) также не имеет жесткой привязки к инстинктам, здесь существенное значение зависит от других признаков, например уже рассмотренной фактуры одежды (рюшечки, бантики и т.д.) или жесткости, сочетаний с цветом. В общем случае одежда верхней части тела (свитера, шапки, и т.д.) имеет большее значение властности, а нижней (штаны, юбки, обувь) – сексуальности. Важно учитывать, также и то к чему привлекают внимание дополнительные элементы одежды. Например выделение одежды в районе женской груди (фактура, покрой, цвет, рисунок, украшения) будет иметь сексуальный смысл, в том числе и до полного изменения значения одежды верхней части тело до сексуального уровня, а жесткие ботинки (сапоги) с высоким, зафиксированным голеностопном суставом – изменение на властный. Если рассматривать этиологию возникновения такого разделения, то возможно проанализировать использование одежды примитивными племенами, набедренные повязки предназначены для защиты гениталий, причем у женщин грудь обычно не закрывается, а для защиты от травм оружия, веток, холода – повязки и накидки вокруг туловища из крепкой кожи. С другой стороны, влияние надсмотрщика или цензора могут сместить такое соотношение, с учётом того, что в бессознательном противоположности идентичны, и красная куртка, может служить показателем сексуальной нереализованности и попытки привлечь партнера (наподобие яркой расцветки птиц).

Таким образом необходимо учесть, что такое разделение одежды может иметь и смещенное значение, например при сильной нереализованности одного из инстинктов, одеждой другой части тела можно усиливать и дополнять значение основной проецируемой недостаточности. И наоборот элементы характерные для противоположного инстинкта могут использоваться для фактического, внешнего ограничения, в соответствии с внутренними блоками и запретами. Учитывать необходимо и принятые в обществе сочетания, например мало кто из мужчин оденет красные джинсы (а если оденет, то как раз со значением отрицания общественных норм – то есть властности) и синюю футболку навыпуск – символизирующие сексуальную потребность и властную уверенность, соответствующие его ощущениям, вместо этого скорее всего будет красная футболка заправленная в синие джинсы. Хотя девушке это было бы разрешено, так как для них нет таких жестких запретов на проявление сексуальности (зато куда больше запретов на властность), и это было бы больше значение именно сексуальности, но все же такое сочетание было бы признано «безвкусным».

Существенным является и то, какая часть одежды является закрывающей другую. Например, верхняя одежда (куртка, кофта, пиджак и т.п.), закрывает, удерживает и прикрывает внутреннюю – это обычно является оболочкой обеспечивающей защиту и реализацию потребностей властного инстинкта властной, но также возможно служит для прикрытия сексуальности, при каких-либо запретах на явное проявление этой области. Следует безусловно учитывать и погодные факторы. Заправленность одежды верхней части тела в нижнюю является преимущественно указателем на потребность доминирования сексуального в жизни человека и может объяснять как недостаточностью сексуальной жизни, так и запреты на властную. Например – типично требуемая формальная одежда девушки – белая блузка заправленная в черную юбку. Нивелирование противоположных цветов для инстинктов, наложение сексуальности белого цвета на властную часть верхней одежды блузки, и наложение властности, запрета черного цвета на сексуальную нижнюю часть юбки, в результате – человек лишается индивидуальности, гасится реализация инстинктов, посредством запретов и их противоречивого выражения, что отражает маскулинность нашего общества.

Если у мужчины ярко красная рубашка навыпуск, покрывающая обтягивающие синие джинсы, то этим скорее всего он проецирует значение этой рубашки, как привлекающую оболочку, акцентирующую внимание на себе (властность), для обеспечения сексуальности. В тоже время рубашка прикрывает область гениталий, чем указывает на недостаток сексуальных (либо специальное скрытие этой области, например в мужской среде) отношений при достаточно сильной потребности в них – обтягивание гениталий, ног, талии джинсами. Причем сами отношения он предпочитает в достаточно грубой и физиологичной форме (жесткая фактура ткани). Если же рубашка заправлена (особенно если это не рубашка, а например свитер), то этом может указывать, как на подчинение, приоритетность сексуальной потребности, недостаточности ее реализации для данного человека и в тоже время высокую цензуру, так как заправленная одежда обеспечивает дополнительную защиту, сокрытие гениталий. Здесь следует быть внимательными –так как покрытие гениталий одеждой, либо свободная одежда скрадывающая их очертания может являться признаком «отказа» их демонстрировать из-за достаточной сексуальной реализации, что в нашем обществе встречается редко. Аналогичным признаком сексуальной неудовлетворенности для женщин последнее время является характерное ношение брюк и штанов обтягивающих ягодицы, светлых просвечивающих юбок, вязанных кофт с просвечивающимся лифчиком, легкий топов без лифчика с топорочащимися сосками, не говоря уж о традиционных вырезах одежды на груди, демонстрацией пупка из-за короткой верхней одежды, либо нижней части талии, вплоть до начала ягодиц из-за приспущенных брюк и т.д. Мужчины проигрывают в этом соревновании по природным возможностям демонстрации сексуальных сигналов и больше вынуждены использовать символические элементы и делать акценты заменителями.

Украшательства (пуговицы, брошки, запонки, заколки, оборочки, вышивка и т.п.) зачастую имеют значение сексуального характера, а ухудшения (если они не привлекают внимание к гениталиям или другим сексуальным зонам) функциональности одежды – властного. Другая ситуация, когда украшения (как и другие способы, по контрасту и конкуренции противоположных значений атрибутов одежды) используются для властных символов, позволяя снизить их значение, например украшения оружия. А ухудшение сексуальной одежды, может снизить ее сексуальность (хотя не всегда однозначно, например модные в определенной молодежной среде специальные разрезы на джинсах). Также применение властных и сексуальных украшений или ухудшений может использоваться для реализации внутренних запретов.

Рисунки на одежде, чаще всего, возможно трактовать в свете их прямого символического значения и обычно они добавляют существенные штрихи к общему символическому значению одежды. Например, использование фотографий на футболках, указатель на потребность личности в авторитетах и кумирах, недостаточность властности (в среде околомузыкальной молодежи часто еще на черном фоне, и указывает на характерную фазу периода отделения от родителей), детские рисунки – на потребность в возврате в детское состояние опекаемости и удовлетворения всех желаний родителями и т.д. Также и символизируемые значениям различными изображениями животных, растений, рельефа, предметов и даже абстрактных рисунков с кругами, углами, линиями и т.д.

Существенное значение может иметь использование различной расцветки частей одежды – например основной части куртки и рукавов, тем самым увеличивая соответствие одежды внутренним потребностям за счет акцентуации соответствующих символов. Например, желтая куртка и большие черные вставки на рукаве, символический сигнал «доступен для общения, но не больше».

Конечно, в практике однозначно на основании только нескольких деталей полностью верный вывод сделать сложно, если вообще возможно (только уж для явно выраженных случаев), необходимо учитывать сочетания комплексно. Гармоничное одеяние, сопровождающееся гармоничным поведением – единственный указатель на адекватность жизни человека, за одним исключением, что адекватность оцениваем мы, на основе собственных «отклонений», для других понятие адекватности может отличаться.

При явных же несоответствиях цвета, фактуры, формы и т.д. одежды характеру человека – её значение возможно рассматривать как направленность воздействия одежды на кого-либо. Например, внезапное одевание «сексуальной» обтягивающей и короткой одежды девушкой (которые на ней таковыми и не выглядят), обычно ходившей в платьях, или например, одевание зеленой шелковой блузки, вместо обычного домашнего халата – сигнал необходимости, чтобы сегодня обязательно увидели. Или неожиданное переход на классический костюм молодым парнем – демонстрация потребности изменить свой социальный статус.

То есть следует различать, является ли этот элемент одежды или их сочетания проекцией внутреннего состояния, характера, или же проекция внутренней нехватки, потребности для удовлетворения.

Отдельным интересным феноменом является форма одежды утвержденная в различных социальных институтах, например в армии. Она всегда имеет очень существенное значение, так как призвана выразить/обеспечить среднее значение характеров служащих. Кроме того она обезличивает людей для находящихся вне этой структуры, например мы не замечаем уборщиц, официантов и т.д. В Советское время у солдат была достаточно свободно-бесформенная форма, преимущественно из простой, крепкой и износоустойчивой ткани, практически без украшательств (минимум знаков различий и т.п.) – основной упор на функциональность. У офицеров же обязательная костюмная форма из хорошего материала – представительность и высокостатусность офицера. Во время «перестройки», когда целенаправленно нивелировалось значение армии, солдатам всех видов войск начали выдавать форму «афганцев», просторные «балахоны», хорошо подходящие для жарких климатов с соответствующей расцветкой, но и тех в недостаточном количестве, в результате чего до сих пор армия имеет достаточно пестрый вид. Офицеры также начали носить примерно такую же форму, свободно-функциональную, но в тоже время мало выделяющую их из рядового состава, что возможно и выгодно во время боя, но в мирное время понижает их статусность и не только для солдат. В тоже время для милицейского состава, форма которых несколько раз пересматривалась, все улучшаясь, к настоящему времени ввели в их обиход кожаные куртки (одежда из кожи живых существ, более властна, чем растительная или синтетическая) – указывая на смену военного государства на полицейское.

Отдельным, еще не рассмотренным блоком является косметика, призванная повысить или наоборот снизить символическое значение органов лица. В целом использование косметики аналогично рассмотренному использованию одежды, аналогии провести не сложно – значительное использование «грима» соответствует тяжелой одежде, а легкие «подправляющие мазки» достаточности и удовлетворенности естественными акцентами проекции лицом инстинктов и потребностей. Поэтому в целом использование косметики достаточно прозрачно, а различные типовые вариации не очень сложны для анализа. Примером может служить указание на характер, выбираемой цветовой гаммы (следует учитывать, впрочем как и для одежды, возрастные особенности). Другим известным примером служат методы акцентирования губ и рта, как символа женских гениталий, путем использования обесцвечивающих помад, прячущих губы или наоборот ярко-красных оттенков.

Другим блоком символических значений одежды, точнее не ее самой как символики элементов одежды покрывающей тело, а акцентов одеждой на символических значениях элементов туловища являются «одежда для»: головы, кистей, стоп, шеи. Например мужчины для этого могут одевать красные шапки или кепки на голову, а женщины красные платки на шею – привлекая внимание к символическим заменителям гениталий. Сюда же можно отнести тонкие кожаные перчатки, либо толстые вязанные варежки – либо демонстрация пальцев, либо обеспечение их теплой защиты, причем часто не очень коррелирующее с погодой (некоторые наоборот не носят никаких перчаток, шапок независимо от мороза).

Поэтому, безусловно, при анализе следует помнить о базовом влиянии погоды на выбор одежды. Но явное несоответствие сочетаний внешней одежды температурным и влажностным условиям окружающей среды является прямым основанием для большего символического значения одежды, чем функционального, классическим примером здесь служить Гоголевский рассказ «Шинель».

 

Конечно в силу единого источника – психологических феноменов человека, фракталогичности жизни индивида, символические значения одежды, схожи по аналогии с домами, автомобилями и другими объектами человеческих проекций.

Купить книгу «Психоанализ символизма обыденной жизни»


Психоанализ символизма обыденной жизни Книга дает обширный материал по проявлению символов бессознательного в повседневной жизни с точки зрения психоаналитической теории. Приведены основы психоанализа для облегчения понимания некоторых подходов не специалистами. Издание расчитано на широкий круг читателей, а также специалистов в области психологии, психоанализа, культуры.

Психолог онлайн

Елена Акулова
Консультации для детей и взрослых.


Андрей Фетисов
Консультации для взрослых.


© Психологическая помощь, Москва 2006 - 2020 г. | Политика конфиденциальности | Условия использования материалов сайта | Администрация