Психологическая помощь

Психологическая помощь

Запишитесь на индивидуальную или семейную консультацию к психологу в Москве.

Библиотека

Читайте статьи, книги по популярной и научной психологии, пройдите тесты.

Блоги психологов

О человеческой душе и отношениях читайте в психологических блогах.

Психологический форум

Получите бесплатную консультацию специалиста на психологическом форуме.

Сайен Бейлок
(Sian Beilock)

Момент истины.
Почему мы ошибаемся, когда все поставлено на карту, и что с этим делать

Содержание:

Введение

Фрагмент книги «Момент истины. Почему мы ошибаемся, когда все поставлено на карту, и что с этим делать», Сайен Бейлок; пер. с англ. М. Попова. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2016 г.


Введение

С юности я испытывала благоговение перед чудесными проявлениями человеческого таланта, будь то выступление спортсменов на Олимпийских играх, мастерская игра музыкантов в оркестрах или блестящие результаты моей подруги Эбби на вступительных экзаменах в юридический колледж. Как людям удается мобилизовать свои возможности именно тогда, когда это наиболее важно? Почему некоторые прекрасно себя показывают, а другие терпят крах в мгновения, когда взоры окружающих направлены на них? А мы знаем, что часто от одного нашего выступления — в спорте, на экзаменах или важной презентации — зависят вся наша жизнь и карьера.

Мы с Эбби знаем друг друга с тех пор, как нас впихнули в одну комнату в общежитии на первом курсе Калифорнийского университета в Сан-Диего. Нас объединяло многое: любовь к океану, известной американской рок-группе Grateful Dead и сентиментальным фильмам, — но в учебе мы были совсем не похожи. Я не вылезала из библиотеки, готовясь к экзаменам. Всегда всё конспектировала и перечитывала записи лекций. А Эбби — нет. Ничего дурного сказать про нее не хочу. Эбби в целом училась хорошо. Но ее проще было застать на пляже, чем в библиотеке. А в аудитории она чаще предавалась упоительным грезам, чем внимательно следила за мыслью преподавателя. Но больше всего меня поражала ее способность достигать результата именно тогда, когда ставки были самыми высокими. Эбби писала все рефераты и контрольные по английскому языку в четыре утра того дня, когда их необходимо было сдать. И неизменно получала отличные оценки. А остальные расплачивались за эти же результаты всенощными бдениями в библиотеках.

По окончании университета Эбби решила поучиться на юриста, сдала стандартизированные академические тесты по юридической проблематике (Law School Admission Test, LSAT) и получила чуть ли не самые высокие оценки. Перед этим она немного потрудилась, готовясь к Судному дню. Эбби купила сборник тестов, тщательно изучила все тонкости выбора правильного ответа из нескольких предложенных и хорошенько потренировалась. Ко дню «Д» по результатам подготовительного курса Эбби была в числе первых 25% экзаменующихся. Но эти ее результаты не шли ни в какое сравнение с теми, что она показала на экзаменах. Эбби включила все свои способности именно в тот момент, когда решалась ее судьба и все зависело от оценок. Отчасти именно этот день и четырехчасовой тест решили вопрос о ее поступлении в лучший американский юридический вуз, приглашении на работу в известнейшую компанию уже в конце первого курса и о получении высокооплачиваемой должности к моменту окончания учебы. Этого не случилось бы, если бы на тестах LSAT у Эбби всё пошло вкривь и вкось. Один тест, шестая часть суток навсегда определили ее судьбу.

Психологов часто обвиняют в том, что в своих исследованиях они скорее стараются понять себя, а не других. Это отчасти и про меня. И в детстве, и во взрослой жизни я показывала неплохие результаты в спорте и учебе. Но мне не удавалось достичь того, к чему я стремилась. Однажды я показала одну из самых неудачных в своей жизни игр, когда выступала в женской футбольной команде перед университетским руководством, отбиравшим студентов на льготное обучение. Честно говоря, и на вступительных экзаменах я не добилась оценок, которые получала на многих тренировочных тестах на подготовительном отделении. Эбби сталкивалась с такими же ситуациями, когда ставки были выше, чем жизнь, но, казалось, стрессы не могут выбить ее из колеи. И именно в условиях стресса она прекрасно себя проявляла.

Уже в университете я всерьез заинтересовалась вопросом о том, почему некоторым людям не удается в полной мере проявить свои возможности тогда, когда от этого зависит вся их жизнь. Я занялась психологией и жадно впитывала всю информацию о том, как наш мозг контролирует процессы обучения и проявления человеческих возможностей. Но меня не покидало ощущение, что я видела только половину реальной картины.

Крайне увлеченная изучением того, как мы учим, например, языки или математику, я заметила, что очень мало исследователей занимаются вопросом о том, как стрессы, влияющие на нас во время важных испытаний (скажем, академических тестов), могут помешать показать истинный уровень своих знаний и способностей. Может, из-за того, что в университете я разрывалась между спортом (я занималась лакроссом, чем-то средним между хоккеем на траве и теннисом) и учебой, я всегда задавалась вопросом, как могут быть связаны мои академические успехи со спортивными достижениями. Было ли мое нервное напряжение перед выпускными экзаменами похоже на стресс перед финальным матчем? Если вы часто проваливаете экзамены в университете, значит ли это, что вы скорее промахнетесь во время решающего броска, который может поставить победную точку в матче?

Эти вопросы мучили меня с самого начала учебы в университете, занятий спортом, первого прикосновения к музыкальному инструменту и при каждой победе Эбби на очередном экзамене. Но начать поиск ответов я смогла только тогда, когда поступила в аспирантуру Мичиганского университета, где работала бок о бок с профессорами и учеными, которые занимались новаторскими исследованиями в области спортивной и социальной психологии, а также нейробиологии. Все считали, что я сошла с ума, променяв пляжи Сан-Диего на снега Мичигана. Но моя работа в университете дала мне уникальный шанс изучить, как наш мозг обеспечивает успех в разных областях. Независимо от того, занималась ли я изучением процессов принятия человеком сложных решений при пилотировании самолета или исследованием работы различных отделов человеческого мозга при решении математических задач, я всегда задавалась одним вопросом: почему иногда мы не показываем высшие результаты из возможных именно тогда, когда они особенно необходимы.

В самом начале написания докторской диссертации я упросила одного из моих учителей, доктора Томаса Карра, устроить подобие площадки для гольфа с лункой в его лаборатории. Мы рассудили так: если нам удастся понять, почему профессиональные гольфисты иногда промахиваются при несложных ударах рядом с лункой, когда эти удары определяют исход игры, мы сможем раскрыть не только природу ошибок в спорте. Мы поймем, почему люди иногда делают глупые ошибки во время напряженных экзаменов по математике. Ведь и гольф, и математика — сложные виды человеческой деятельности, здесь овладение навыками требует значительных затрат времени и сил. И мы на фактах установили, что люди, занимающиеся этими видами деятельности, часто совершают ошибки, но их характер разнится. Перефразируя Толстого, можно сказать, что все неудачные выступления похожи одно на другое, хотя их природа различна.

Сегодня, с появлением разнообразных методик нейровизуализации, мы способны «заглянуть» в головы спортсменов, студентов и даже бизнесменов и высказать обоснованные предположения о том, какие именно программы задействует их мозг в конкретный момент. А также понять, почему эти программы выходят из строя, когда люди оказываются под давлением стрессов и проходят через психологический срыв. В последние несколько десятков лет мне удалось найти ответы на злободневные вопросы о том, как проявляются человеческие способности. Это изменит ваши представления о процессе обучения человека, оценке его интеллекта, определении наличия талантов везде: от спортивной площадки и учебной аудитории до конференц-зала компании.

В своей книге я представляю новейшие сведения о том, как люди приобретают и реализуют сложные навыки и умения. Какие системы человеческого мозга отвечают за быстроту приобретения спортивных навыков? Отличается ли работа мозга при усвоении этих навыков от его функционирования при обучении наукам или музыке? Почему мы неудачно выступаем в этих разных областях? Почему некоторые люди терпят провал, а другие успешно проходят испытания, когда от результата выступления зависит наша судьба и успех жизненно необходим?

Когда я прихожу на работу утром в понедельник, то нередко нахожу на автоответчике несколько телефонных звонков от родителей, которые хотят узнать, почему их ребенок, хорошо показывавший себя в течение недели на тренировках, вдруг растерялся во время соревнований в выходные. Или от школьников выпускного класса, которые спрашивают, превратятся ли их неплохие оценки на тренировочных тестах в высокие баллы на реальных тестах SAT. Мне интересен каждый такой случай. Только поняв, как достигаются высокие результаты на соревнованиях и экзаменах, мы сможем разработать правильные методики подготовки человека к тому, чтобы «выдать» максимум в самый ответственный момент.

Несколько раз каждый год по приглашению разных компаний и корпораций я выступаю перед их сотрудниками с лекциями, рассказывая о последних достижениях психологии в том, как максимально использовать свои возможности в ходе переговоров или в период экономического кризиса. Одна из причин столь явного желания компаний дать мне слово — неспособность понять, почему иногда их персонал постигают неудачи именно тогда, когда ставки особенно высоки. Моя книга поможет изменить эту ситуацию.

Наше общество одержимо идеей успеха. Многие пытаются открыть эликсир, который позволил бы людям максимально проявить свои способности. Антоним успеха, как известно, неудача. И понимание причин того, почему вы прозевали важное коммерческое предложение или провалили переговоры, поможет понять, как проявить себя с лучшей стороны в любой ситуации.

Вы уже слышали выражение «потерпеть неудачу под давлением стресса». Порой люди говорят о «плюхах» в баскетболе, когда трехочковый бросок, способный поставить победную точку в матче, летит «в молоко». Или вздохе «ч-черт!», когда кажущийся простейшим удар мячом в гольфе в ближайшую лунку заканчивается промахом и проигрышем. Или ступоре у студента на важном курсовом либо вступительном экзамене. Или приступе паники, когда кто-то забывает, как нужно следовать отработанной технике спасения при пожаре. Но что под всем этим подразумевается?

Известный канадский психолог и писатель Малкольм Гладуэлл в опубликованной в газете New Yorker в 2000 году статье «Искусство неудачи» говорит о различных психологических срывах и панике. Первые, по его мнению, возникают тогда, когда люди утрачивают способность к инстинктивному мышлению и зацикливаются на конкретных действиях. Паника же начинается, когда люди слишком полагаются на те свои инстинкты, от проявления которых лучше воздержаться. Думаю, с научной точки зрения оба этих явления — примеры психологического срыва. И он может начаться, когда человек чересчур сосредоточен на действиях, которые обычно совершает автоматически. Этот феномен известен под названием «паралич анализа».

Срыв также может произойти у человека, когда он уделяет недостаточно внимания тому, что в данный момент делает, и рассчитывает на простые или некорректные инстинкты. Из моей книги вы узнаете, что предопределяет неудачу под воздействием стресса в разных ситуациях. Это поможет вам избежать их в своей деятельности.

Как же более или менее точно определить «психологический срыв»? Этот феномен проявляется в неудаче в определенном виде деятельности под внешним влиянием, которое создает стрессовую ситуацию. Но срыв — не только собственно провал. Это проявление способностей или возможностей на уровне ниже реально имеющегося. Это когда спортсмен, актер, музыкант или студент показывают результаты хуже тех, на которые они способны и которые показывали ранее. Этот «менее чем оптимальный» результат отражает не просто случайное отклонение (у всех случаются взлеты и падения). Такой срыв наступает именно в ответ на серьезную стрессовую ситуацию.

Вице-президент одной крупной корпорации недавно поделился со мной информацией об инциденте, который случился в его компании в 2001 году — вскоре после известной паники вокруг сибирской язвы. Тогда письма со спорами этой страшной болезни были разосланы по редакциям крупных СМИ и офисам известных политиков. Результат — несколько случаев заболеваний и даже пять смертей. Созданные и испытанные в качестве биологического оружия еще в 1930-е годы, споры сибирской язвы легко распространяются. Многие крупные компании разработали специальные мобилизационные мероприятия, чтобы очаг заражения не расширился. Сотрудники должны были выполнять их при поступлении подозрительной почты. В упомянутой корпорации разработали памятку для сотрудников, которые могли подозревать, что стали объектом заражения, и даже провели несколько приближенных к реальности тренировок по предотвращению последствий возможной атаки. Но когда в один прекрасный день из посылки, поступившей в компанию, при попытке вскрытия посыпался белый порошок, сотрудница вместо того, чтобы действовать по инструкции и оставаться на месте, запаниковала, выбежала из помещения и столкнулась еще с несколькими работниками.

К счастью, тогда всё обошлось. Но вице-президента интересовало, не было ли чего-то общего между паническим чувством у той женщины, потерпевшего неудачу на Олимпийских играх спортсмена и школьника, неудачно ответившего у доски. Он думал, я подскажу, что объединяет все эти случаи и поможет ему предотвратить панику в его корпорации.

Приведенные выше примеры — классические проявления психологических срывов под воздействием стресса. Понимание того, в чем они схожи (и чем отличаются друг от друга) — ключ к их предотвращению.

В книге мы рассмотрим, как ответ школьника у классной доски соотносится с выступлением на спортивной площадке или в оркестровой яме. Мы изучим возможную связь между успехом в одной области и блестящим проявлением навыков и умений в другой. Мы зададимся вопросом, почему одно упоминание о различии между полами в способностях к математике может привести к тому, что женщина даст неправильные ответы в тесте на счет. Мы изучим и другие сферы, где возникают подобные явления. Почему способные студенты с хорошим багажом знаний и навыков чаще других сталкиваются с психологическим срывом во время ответственных экзаменов? Потерпят ли они такое же фиаско и в спорте? Может ли объявление тайм-аута перед решающим ударом в американском футболе снизить шансы на успех или привести к провалу? Почему работает методика «торможения» оппонента и возможно ли ее успешное применение в отношении политического деятеля непосредственно перед его публичным выступлением? Я дам научное объяснение всем этим вроде бы непохожим случаям. Из книги вы узнаете, что может поведать наш мозг о наших успехах и неудачах в работе и игре.

Вперед

Купить книгу «Не могу остановиться. Откуда берутся навязчивые состояния и как от них избавиться»


Не могу остановиться. Откуда берутся навязчивые состояния и как от них избавиться О навязчивых состояниях современный человек знает не понаслышке. Как часто мы буквально не можем остановиться, лихорадочно проверяя сообщения в смартфоне, пытаясь пройти уровень в видеоигре или покупая вещи, хотя их уже некуда девать. Но где грань между нормой и патологией, и главное, когда целеустремленность и одержимость - путь к творчеству и успеху, а когда - бесплодная и опасная трата усилий и времени? В книге автор рассказывает об истории изучения вопроса, о том, чем навязчивое поведение отличается от зависимости и как работает "компульсивный мозг". Актуальность проблемы, беседы с ведущими специалистами по навязчивому поведению, судьбы реальных пациентов делают эту книгу в равной мере содержательной и увлекательной.


Психолог онлайн

Елена Акулова
Консультации для детей и взрослых.


Андрей Фетисов
Консультации для взрослых.


© Психологическая помощь, Москва 2006 - 2020 г. | Политика конфиденциальности | Условия использования материалов сайта | Администрация