Психологическая помощь

Психологическая помощь

Запишитесь на индивидуальную онлайн консультацию к психологу.

Библиотека

Читайте статьи, книги по популярной и научной психологии, пройдите тесты.

Блоги психологов

О человеческой душе и отношениях читайте в психологических блогах.

Психологический форум

Получите бесплатную консультацию специалиста на психологическом форуме.

Erling Roland

Эрлинг Руланн
(Erling Roland)

Как остановить травлю в школе

Содержание:

Что такое моббинг?

Фрагмент: главы 3,5,8,11 книги Эрлинга Руланна «Как остановить травлю в школе: Психология моббинга» / Пер. с норв. — М.: Генезис, 2012. — 264 с.

Задать вопрос психологу

Катерина Вяземская
Психолог, гештальт-терапевт, семейный терапевт.


Софья Каганович
Психолог-консультант, психодиагност.


Владимир Каратаев
Психолог, психоаналитик.


Андрей Фетисов
Психолог, гештальт-терапевт.



Жертвы и преследователи

Ей было 12 лет. Одна из лучших учениц в школе, немного выше среднего роста, без веснушек, без очков, с темно-рыжими волосами средней длины. Мне редко приходилось встречать школьника, которого бы так жестоко и беспрестанно травили. Она плохо вписывалась в образ типичной жертвы моббинга — не отличалась качествами, согласно статистике, присущими жертве.

С преследователями дело обстоит точно так же. Порой сталкиваешься с хроническим преследователем, не имеющим ни одной типичной для этой группы черт личности.

Однако статистика, если не злоупотреблять средними показателями, — вещь полезная. Анкетирование, в ходе которого учащиеся давали сведения о самих себе, помогло узнать о жертвах моббинга и о преследователях. Другой, чуть реже используемый метод — попросить других охарактеризовать конкретного учащегося. Это могут сделать одноклассники, учителя, родители или же сам исследователь. Опираясь на оба метода, можно сопоставить данные о тех, кто подвергается моббингу еженедельно или чаще, с данными о тех, кто редко или вообще не подвергается травле. При этом, когда мы говорим, что преследователи и жертвы обладают определенными особенностями, мы имеем в виду общую тенденцию, а не характеристики отдельных личностей.

Причина — это уже другой вопрос. Если мы, к примеру, обнаружили, что жертвы моббинга плохо успевают в школе, то необходимо задаться вопросом о причине и следствии. Плохие оценки — причина моббинга или его следствие? Такая постановка вопроса правомерна и в отношении преследователей. Они занимаются травлей других, потому что обладают некоей особенностью, или же то, что они травят других, способствует формированию у них этой особенности?

На вопросы о причине и следствии нельзя ответить только на основании единовременно собранных данных. Для изучения причин необходимы долгосрочные исследования большого количества учащихся. Но порой все же можно кое-что сказать о предполагаемой зависимости и по единовременно полученным сведениям. Для этого можно обратиться к исследованиям смежных дисциплин, например психиатрии. Если обнаруживается, что у лиц, подвергающихся плохому обращению в семье, как правило, развиваются тревожность, склонность к депрессиям и падает самооценка, то вероятно, что между тем, что учащийся подвергается травле, и проявлением у него этих качеств существует причинно-следственная связь.

Основная тенденция, выявленная в ходе исследований, заключается в том, что показатели преследователей по большинству параметров близки к среднестатистическим. Исключение составили показатели агрессивности — они значительно превысили среднестатистические. Жертвы моббинга имели средние показатели агрессивности, но низкие показатели по многим другим параметрам.

Внешность, манера одеваться, диалект

Кажется, большинство людей убеждены в том, что внешность, не вписывающаяся в привычные рамки, является основной причиной травли. Поводом могут быть очки, большой нос или веснушки. Человек может быть очень маленьким или высоким, не в меру полным или худым. Олвеус занимался этим вопросом и провел исследование среди мальчиков еще в 1970-е годы (Olweus, 1974, 1993). Он выяснил, что эти обстоятельства никак не влияют на то, кто оказывается в роли жертвы. Исследование было основано на сведениях, которые учителя давали о своих учениках. С тех пор выводы во многом подтвердились (Lagerspetz et al., 1982). Ничто не указывает на то, что внешность как таковая имеет решающее значение.

Примерно такие же убеждения бытуют и о манере одеваться. Поскольку многие считают, что очень важно следовать моде, то якобы не соответствующая ей одежда может стать причиной моббинга. Но и эта точка зрения не нашла должного подтверждения (Olweus, 1974, 1993). Разумеется, отклонение от дресс-кода в кругах, где мода имеет первостепенное значение, может повлечь за собой определенные санкции, но вряд ли это станет причиной классического моббинга. Диалект или специфический говор тоже не являются факторами, существенно повышающими риск подвергнуться моббингу (Olweus, 1993; Roland, 1980).

Олвеус (Olweus, 1974, 1993) так объясняет расхождение между представлениями, укоренившимися в умах людей, и научными результатами: когда человека травят, этому начинают искать причину. Списывают все на внешние отклонения, и это подтверждается почти всегда по очень простой причине — практически у каждого человека есть те или иные особенности внешности.

Сложившийся стереотип основан на совершенно определенной предпосылке: тебя будут травить, если ты выделяешься из группы. То есть отклонения, бросающиеся в глаза или режущие слух, опасны сами по себе. Но это предположение неверно. Значение имеют совсем иные качества.

Исследования, касающиеся преследователей, говорят о той же тенденции: то, что человек становится преследователем, слабо взаимосвязано или же совсем не связано с внешностью, манерой одеваться или говором (Olweus, 1974, 1993).

Физическая сила

По этому параметру между мальчиками и девочками есть явные различия. Среди мальчиков жертвы моббинга физически слабее своих сверстников (Lagerspetz et al., 1982; Olweus, 1974, 1993; Roland, 1980), чего не скажешь о девочках (Roland, 1980).

Физическая сила — это потенциал, который может быть использован для самозащиты. Логично предположить, что физическая сила должна оберегать как мальчиков, так и девочек. Одним из возможных объяснений выявленных различий является тот факт, что мальчики часто травят девочек (Roland, Vaaland, 1995; Smith et al., 1999). Поскольку мальчики в среднем сильнее своих сверстниц, обычная крепкая девочка все равно будет уступать им в силе. Другое объяснение заключатся в том, что физическое развитие имеет большее значение для мальчиков, чем для девочек (Maccoby, Jacklin, 1980) и соответственно сильнее влияет на соотношение сил.

Как правило, физическое развитие мальчиков-преследователей чуть превышает среднестатистический уровень (Lagerspetz et al., 1982; Olweus, 1974; Roland, 1980). Из этого следует, что они значительно сильнее среднестатистической девочки. То есть вероятность того, что мальчики с большим, чем у остальных, физическим потенциалом, будут травить других, несколько выше. Девочки, занимающиеся травлей, по всей видимости, в среднем физически не сильнее остальных (Roland, 1980).

Таким образом, дисбаланс в соотношении физических сил между преследователями и жертвами моббинга мы обнаруживаем у мальчиков, у девочек же его не наблюдается.

Успеваемость

Уровень знаний у жертв моббинга (как мальчиков, так и девочек) чуть ниже среднего (Olweus, 1974; Roland, 1980), и это расхождение больше выражено у старших учеников (Olweus, 1974; Olweus, Roland, 1983). С большой долей вероятности можно сказать, что травля со стороны других учеников мешает успешной учебе (Salmivalli, 2005).

А может ли невысокая успеваемость стать причиной травли учащегося? Похоже на то, что система оценок не имеет значения, ведь низкая успеваемость связана с травлей и в 1–7 классах, где оценки не ставятся. Вероятно, ученики прекрасно понимают, кто как способен учиться, независимо от оценок. Возможно, недостаточное развитие учебных умений и навыков как таковое является фактором риска, но вероятность этого мала. И напротив, как известно, между интеллектом и высокой успеваемостью существует четкая взаимосвязь, поэтому возможно, острый ум оберегает. Это тоже потенциал, как и физическая сила. Преследователи поостерегутся цепляться к тому, кто за словом в карман не лезет (а эта особенность часто сочетается с хорошей учебой).

Успехи в учебе у мальчиков, занимающихся травлей, несколько ниже среднестатистических показателей мальчиков, и эта тенденция с возрастом укрепляется (Olweus, 1974; Olweus, Roland, 1983; Roland, 1980). Эти данные не обязательно говорят о том, что преследователи не так умны, как остальные, скорее о том, что они безразличны к учебе в школе или же настроены по отношению к ней негативно. Среди девочек наблюдается противоположная тенденция. Девочки, которые травят других, ничуть не уступают в учебе остальным, возможно даже, их уровень несколько выше среднестатистического (Roland, 1980).

Самооценка

...Что же я за человек, если меня все время травят?

Уровень самооценки жертв моббинга значительно ниже среднего, об этом свидетельствуют многие исследования (Bjorkqvist, Ekman, Lagerspetz, 1982; Olweus, 1974; O`Moore, Kirkham, 2001). Тесты на самооценку обычно затрагивают различные стороны жизни, например, спрашивается о том, как человек оценивает свои навыки и знания, свой социальный статус, свою внешность и т.п. Кроме того, в тесте есть вопросы и утверждения общего характера, например: «Я ничуть не хуже других».

В чем же причины того, что такие суждения о себе тяжело даются жертве моббинга? В значительной степени самооценка формируется под влиянием отношения сверстников. Если ученика постоянно травят, то это прямо или косвенно сообщает ему о том, что он мало чего стоит. При классическом моббинге жертве постоянно на протяжении длительного времени приходится слышать обвинения. При более тонком моббинге, например при изоляции, с жертвой перестают общаться, ее игнорируют. Этому тяжело противостоять. Постепенно человек уверяется в том, что все эти негативные суждения и оценки правомерны. Если жертве не с кем нормально общаться, или же таких людей мало, то справиться с оказываемым давлением становится еще сложнее.

С другой стороны, можно с большой долей уверенности сказать, что низкая самооценка является фактором риска и может привести к дебюту в качестве жертвы моббинга и оказывать негативное влияние в дальнейшем (Salmivalli, 2005). Дело в том, что низкая самооценка не остается без внимания окружающих, а преследователи знают, как ее использовать (Roland, 1999).

В своем первом исследовании (Olweus, 1974), проводившемся только среди мальчиков, Олвеус обнаружил, что самооценка преследователей соответствовала среднестатистическим показателям. С тех пор проведено множество исследований, и выявленная тенденция такова: самооценка преследователей соответствует среднестатистическим показателям или немного ниже их (Bjorkqvist, Ekman, Lagerspetz, 1982; O`Moore, Kirkham, 2001). Исходя из этого, сложно представить, что травля других — это форма компенсаторного поведения, являющаяся следствием комплекса неполноценности. Однако особого интереса заслуживает установленный в ходе исследований факт, что разрыв между актуальной самооценкой и «желаемым Я» у преследователей больше, чем у других. Прежде всего это несоответствие проявляется в сфере доминантности: преследователи считают себя влиятельными и властными, но стремятся занять еще более высокое положение (Bjorkqvist, Ekman, Lagerspetz, 1982).

Страх и тревожность

Гнетущее, парализующее чувство является общим для переживания страха и тревоги. Разница в том, что страх имеет источник, некий объект, а тревога — состояние более или менее постоянное.

Большая злая собака вызовет страх у большинства людей, и такой страх имеет логическое обоснование. Но некоторые люди боятся (зачастую сильно) множества разных вещей, страх вмешивается в их жизнь, ограничивая ее. Одни из самых мучительных страхов — социальные, поскольку другие люди играют в нашей жизни важную роль.

Постоянный страх множества вещей может перерасти в тревожность. Тревожность менее зависима от актуальной ситуации и может полностью парализовать нормальное течение жизни. В свою очередь тревожность может спровоцировать страх в ситуациях, в которых другие люди его не испытывают.

Страх и тревожность свойственны жертвам моббинга в значительно большей степени, чем остальным детям и подросткам (Olweus, 1974, 1993; Salmivalli, 2005). Длительный моббинг дает богатый опыт негативного общения с конкретными людьми, и то, что жертва начинает их бояться, — естественно. Но есть вероятность, что этот страх начнет переноситься на других, и жертва моббинга будет испытывать тревогу и в отношении остальных детей и подростков, а также и взрослых. Вследствие длительного моббинга может развиться тревожность. Поэтому жертвы неуверенны в общении с другими людьми и не выдерживают социального прессинга. Они, как правило, боязливы, их просто вывести из равновесия, они могут легко расплакаться или начать беспомощно горячиться (Olweus, 1993; Olweus, Roland, 1983; Roland, 1999). Такие реакции существенно повышают риск подвергнуться травле (Olweus, 1993; Roland, Idsoe, 2001; Salmivalli, 2005).

Что касается преследователей, то у них показатели страха и тревожности соответствуют среднестатистическим (Olweus, 1993); нельзя назвать их очень стойкими, но и откровенно боязливыми тоже.

Депрессия и угроза суицида

Жертвы моббинга гораздо больше подвержены депрессиям, чем другие учащиеся (Bjorkqvist, Ekman, Lagerspetz, 1982; Roland, 2002a). Депрессивное состояние характеризуется унынием, подавленностью, отчаянием, отсутствием энергии и волевых устремлений. Длительная травля значительно повышает вероятность возникновения у жертвы депрессий как в легких, так и в тяжелых формах. Однако не столь вероятно, что депрессия повышает риск подверженности моббингу (Parada, 2006; Roland, 2002a; Salmivalli, 2005).

Опасность суицида при депрессиях существенно возрастает, и жертвы гораздо чаще, чем другие, думают о самоубийстве. В общенациональном исследовании среди старшеклассников 16% жертв моббинга ответили, что часто задумываются о том, чтобы убить себя. Те же мысли одолевали 3–4% остальных учащихся (Roland, 2002a). Попытки самоубийства, в том числе удавшиеся, — не редкость. Те, кому не чужды такие мысли, иногда об этом пишут (Midtbo, Mageroy, 2004. P. 21).

Да, или нет.
Да, нет.
Да…
…Нет.
Хаос, ад мыслей, насмешки, издевки -
Вот ткань, из которой мой день состоит.
В плену одиночества, помыслов темных
Я ощущаю, как сердце стучит.
Зачем мне здесь быть? Зачем оставаться?
Позвольте мне в чаще лесной затеряться.

Общенациональное норвежское исследование, проводившееся среди учащихся 8–10 классов, показало, что преследователи в большей степени, чем нейтральные ученики, подвержены симптомам депрессии. Различие было небольшим, но статистически значимым как для мальчиков, так и для девочек (Roland, 2002a). Кроме того, выяснилось, что и преследователи чаще, чем нейтральные ученики, серьезно задумываются о самоубийстве.

Заболевания опорно-двигательного аппарата

Выявлено, что заболевания опорно-двигательного аппарата (* Психоэмоциональное состояние человека влияет на мышечное напряжение и осанку. В ответ на отрицательные эмоции человек принимает пассивно-оборонительную позу, для которой характерно неравномерное напряжение мышц и неправильная осанка, что в свою очередь приводит к развитию заболеваний опорно-двигательного аппарата.) также развиваются во многом вследствие психосоциальных нагрузок (Bru et al., 1998). Результаты масштабного исследования среди старшеклассников, направленного на изучение стрессовых психосоциальных факторов, предшествовавших появлению таких заболеваний, свидетельствуют о том, что травля со стороны соучеников, несомненно, является сильнейшим фактором (там же).

Нет веских оснований предполагать, что подобные заболевания существенно повышают риск подвергнуться моббингу, однако сам он способствует возникновению такого рода проблем.

Популярность

Социометрические исследования часто используют для определения уровня популярности участников группы. Например, можно попросить каждого из учеников написать имена троих одноклассников, с которыми им приятнее всего общаться. Применяются и другие методы, к примеру метод взаимной оценки. По данным многих исследований, уровень популярности жертв моббинга ниже среднестатистического (Lagerspetz et al., 1982; Olweus, 1974; Smith et al., 1999). Вероятно, это объясняется тем, что как таковой статус жертвы моббинга не добавляет очков. Можно предположить, что некоторые ученики не хотят общаться с жертвой моббинга, поскольку тогда они ставят под угрозу свой собственный социальный статус.

Низкая популярность означает слабую защищенность, поэтому риск подвергнуться травле возрастает. Расположение окружающих является весьма надежной защитой.

Уровень популярности преследователей — чуть ниже среднего и с возрастом он понижается. Стоит отметить, что по большей части их популярность основана на выборах других преследователей (Olweus, 1974; Lagerspetz et al., 1982; Olweus, Roland, 1983; Smith et al., 1999).

Назад Вперед

Купить книгу «Как остановить травлю в школе. Психология моббинга»


Как остановить травлю в школе. Психология моббинга Травля (моббинг) в школе - проблема, с которой сталкиваются очень многие. Известно, что травля приводит к тяжелейшим последствиям, однако нередко остается без внимания учителей и других взрослых. В нашей стране ведется определенная работа по профилактике моббинга, однако единой программы по борьбе с ним пока не существует. Именно поэтому чрезвычайно актуальна книга норвежского исследователя Эрлинга Руланна - автора антимоббинговых программ, эффективно использующихся в школах Норвегии и других стран мира. Книга содержит обзор исследований, посвященных проблеме моббинга, анализ психологической природы травли, описание ее видов, а также комплекс мер, которые позволяют если не предотвратить травлю, то существенно снизить ее распространенность. Автор приводит стратегии вмешательства, конкретные приемы и техники работы как с жертвами травли, так и с преследователями, родителями, школьным коллективом, а главное, предлагает модель, позволяющую объединить все мероприятия в единую систему и создать в школе безопасное психологическое пространство. Книга предназначена психологам, педагогам, родителям.


Психолог онлайн

Елена Акулова
Консультации для детей и взрослых.


Андрей Фетисов
Консультации для взрослых.


Задать вопрос психологу

Андрей Фетисов
Психолог, гештальт-терапевт.


Владимир Каратаев
Психолог, психоаналитик.


Катерина Вяземская
Психолог, гештальт-терапевт, семейный терапевт.


Софья Каганович
Психолог-консультант, психодиагност.


© Психологическая помощь, Москва 2006 - 2020 г. | Политика конфиденциальности | Условия использования материалов сайта | Администрация