Психологическая помощь

Психологическая помощь

Запишитесь на индивидуальную онлайн консультацию к психологу.

Библиотека

Читайте статьи, книги по популярной и научной психологии, пройдите тесты.

Блоги психологов

О человеческой душе и отношениях читайте в психологических блогах.

Психологический форум

Получите бесплатную консультацию специалиста на психологическом форуме.

ЗАДАТЬ ВОПРОС
ПСИХОЛОГУ

Катерина Вяземская
Психолог, гештальт-терапевт, семейный терапевт.

Софья Каганович
Психолог-консультант, психодраматерапевт, психодиагност.

Владимир Каратаев
Психолог, психоаналитик.

Андрей Фетисов
Психолог, гештальт-терапевт.

Кушетка как символ угрозы, представляемой психоанализом

Общество испытывает громадные трудности в двух особых сферах — человеческой агрессивности и сексуального влечения. Люди говорят о мире и постоянно ведут войну. Поют и пишут стихи об истинной любви, а во сне видят оргастическую разрядку, а вовсе не любовь. Психоанализ мутит воду человеческого отрицания глубинных страстей и вынуждает людей признать раздвоение их чувств и поведения. Хотя критики Фрейда часто недооценивают выработанный им метод лечения, они, подчас, признают многие его открытия относительно природы человека. Джордж Миллер (George Miller , 1969; 136), президент Американской Психологической Ассоциации, классифицирует психоанализ как лечение, дающее весьма ограниченный успех. Однако, делая двусмысленный комплимент, он пишет:

«Воздействие фрейдовской мысли в куда меньшей степени обязано предложенному им инструментарию, чем вдохновленному им изменению наших концепций о нас самих. Самым важным в историческом масштабе было его влияние на всю интеллектуальную среду, а через нее — на общество в целом. Сегодня мы гораздо лучше осознаем иррациональные компоненты природы человека и гораздо более способны принять реальность наших бессознательных импульсов. Истинная важность фрейдистской психологии не столько в ее научной достоверности, сколько в воздействии, которое она оказала на разделяемый нами образ самого человека».

Миллеровская признательность весьма ограничена. Это признание угрозы человеческой системе отрицания со стороны психоанализа. Принимая, что такая угроза существует, ее, понятное дело, отводят очень сильной системой защит. Кушетка облегчает создание этой системы защит, существуя как символ.

Одна из этих защит против угрозы психоанализа, которую мы обсуждали выше более подробно, — это высмеивание психоанализа, причем кушетка играет там центральную роль. Это послание можно перевести: «Это не мы такие сумасшедшие, это все эти психоаналитики такие психи» (или — не мы сексуальные маньяки, не мы дураки). Во многих странах, особенно находящихся за Железным Занавесом, практика психоанализа запрещена, потому что психоанализ трактуется на одном уровне с любой политической или религиозной догмой, которая объясняет, что человек детерминирован не одними экономическими условиями.

Другой путь сопротивления возможному воздействию психоанализа — настаивать на том, что он лишен тех элементов, которые делают терапию научной. Оппоненты психоанализа подразумевают, что у психоанализа нет ни средств оценить болезнь, ни возможности предсказать исход, и, таким образом, нет верифицированного потенциала лечения, а если и есть, то в лучшем случае, на основе случайности.

Дальнейший путь удержания анализа в изоляции — придерживаться взгляда, что теория, возможно, и стоит чего-то, но практика имеет малую ценность. Д-р Миллер поступает так, когда ссылается на ограниченность «инструментария» Фрейда. Ссылка на кушетку как психоаналитический «инструмент» выводит на поверхность скрытое беспокойство, которое вызывает у людей психоанализ.

Типичный взгляд на терапию, что пациент, обращающийся за услугами аналитика, должен по своей воле ему подчиниться. Человек, которому он подчиняется, мыслится как мудрый, независимый, высший и судящий, тогда как пациент считает себя невежественным, беспомощным, низшим и кающимся. Поза лежа традиционно ассоциируется со сдачей на милость победителя и покорностью. Поскольку психоаналитические пациенты ложатся, им, очевидно, легче вообразить, что они играют в лечении роль низшего, подчиненного. В прямой противоположности с этим аналитик сидит, словно восседает на удобном троне.

Такое далекое разведение ролей идет от детского желания оставаться инфантильным. Такое условие (вроде бы навязанное пациенту) представляется противоречащим желанию пациента/ребенка стремиться к зрелости. Аналитик может показаться злодеем, а кушетка — орудием его работорговли. Когда терапевт видится холодным недружественным аналитиком или шарлатаном, пациент напрягает свое тело, чтобы не было контакта с кушеткой. Поскольку наши социальные установки не одобряют прямого выражения враждебности к терапевту, высвобождение агрессии облегчается, когда она направлена на легче атакуемый объект, кушетку, когда пациент разочарован тем, как идет лечение или когда сердит на аналитика. Он может отказываться лечь на кушетку в периоды открытого неповиновения аналитику, который якобы требует от него подчинения.

Существует огромная подозрительность к намерениям аналитика. Время от времени мы слышим истории о пациентах, которые от психоанализа переменились к худшему. Кушетка вызывает мрачные предчувствия как элемент такой перемены и, возможно, представляет собой неблагоприятный исход лечения. Если психоанализ — катализатор, который раскрывает нагруженные виной сексуальные тайны или если он превращает людей в сексуально безответственных личностей (а кто знает, какими именно средствами он это делает?), лежачая позиция — очевидная опасность, которой следует избегать. Кушетка — готовый козел отпущения для всего этого. Ей приходится отвечать за всю порицаемую сексуальность и агрессию, которые психоанализ, по слухам, спускает с привязи на своих беззащитных жертв.

Не все из того, что представляет собой кушетка, плохо. Кроме негативных ассоциаций, приведенных выше, кушетка может быть личным символом благоприятного процесса, который несет пациенту здоровье, большую эмоциональную зрелость и свободу и облегчение прежних симптомов и страхов. Она может означать контакт с аналитиком как с добрым, дружественным, понимающим человеком. Кушетка — атрибут терапевта (поскольку это его вещь), с которым пациенты соприкасаются ближе всего.

Символическое значение кушетки для аналитика

Кушетка является символом и для аналитика. Если у него амбивалентные или негативные чувства по поводу своей компетентности, работы, которую он проводит, людей, которых он лечит, или изоляции, которую диктует ему работа, то по отношению к кушетке развиваются установки, в которых проявляются его сомнения и возмущение. Такие конфликты могут быть выражены в его замешательстве, когда же он должен использовать кушетку и по каким причинам.

В рамках контрпереноса кушетка может быть ложем для фантазий аналитика. Как и у его пациентов, у аналитика есть мысли, чувства и фантазии. Эти элементы сознания аналитика — важные аспекты терапевтического процесса. Для аналитика кушетка как символ может быть постоянным раздражителем его так полностью и не разрешенных эдипальных конфликтов. Кушетка может быть средством выражения вуайеристских возможностей, которые психоанализ как процесс ему предоставляет. Если у него есть стремления к превосходству, кушетка может быть долиной суждений, на которые он взирает со своего горделивого возвышения.

Если психоанализ удовлетворяет потребность терапевта принадлежать к интеллектуальному эксклюзивному клубу, применение им кушетки может быть для него членским значком этого клуба. Шервуд (Sherwood , 1969) отзывается о психоанализе, как о лечении, интеллектуально отграниченном от других форм психотерапии. Кушетка, таким образом, служит аналитику средством идентификации.

Исследование значения кушетки предоставляет психоаналитику возможность постоянно изучать процесс своей работы с пациентами и то, как на этот процесс смотрит общество. Против ожиданий его недругов и даже убеждения некоторых из практикующих его, психоанализ существует и растет вопреки общественному мнению и социальным переменам. Сложившийся в обществе образ, благоприятный или нет, — факт жизни, с которым мы сталкиваемся в лечении. При том, что психоаналитиков мало, их влияние непропорционально велико. Хотя в культуре распространен «народный юмор» по поводу психоанализа, в ней также отражено и громадное влияние, которое психоанализ оказал на культуру, язык, мораль, философию и науку. В свою очередь, на процесс психоанализа во многом повлияла реакция публики на него.

Все или некоторые из этих влияний представлены в чувствах и мнениях пациента о психоаналитическом лечении и его символе, кушетке. Эти размышления о кушетке с точки зрения идей и чувств пациента могут быть важной частью основы терапевтического союза.

Назад Вперед

Кушетка. Ее значение и использование в психотерапии


Книга доктора Стерна заполняет существенный пробел в научной литературе. Это серьезное и всестороннее исследование посвящено самому заметному предмету обстановки аналитического кабинета. Автор собрал мнения о кушетке и ее использовании в психоаналитической терапии множества терапевтов, пациентов и сторонних наблюдателей. Кушетка рассматривается в свете исторического развития аналитической теории и практики с самых разных точек зрения: как предмет шуток, как угрожающий символ психоанализа и пр. Отдельные главы посвящены вопросам техники.

© PSYCHOL-OK: Психологическая помощь, 2006 - 2024 г. | Политика конфиденциальности | Условия использования материалов сайта | Сотрудничество | Администрация