Психологическая помощь

Психологическая помощь

Запишитесь на индивидуальную онлайн консультацию к психологу.

Библиотека

Читайте статьи, книги по популярной и научной психологии, пройдите тесты.

Блоги психологов

О человеческой душе и отношениях читайте в психологических блогах.

Психологический форум

Получите бесплатную консультацию специалиста на психологическом форуме.

Анна Фрейд

Анна Фрейд
(Anna Freud)

Норма и патология детского развития

Содержание:

Глава 1. Источник детской психопатологии

Фрейд А. «Введение в детский психоанализ; Норма и патология детского развития; «Я» и механизмы защиты: Сборник. Пер. с немецкого ООО «Попурри», 2004 г.

ЗАДАТЬ ВОПРОС
ПСИХОЛОГУ

Катерина Вяземская
Психолог, гештальт-терапевт, семейный терапевт.

Софья Каганович
Психолог-консультант, психодраматерапевт, психодиагност.

Андрей Фетисов
Психолог, гештальт-терапевт.

Владимир Каратаев
Психолог, психоаналитик.

Заключение

В детском анализе направления и технические средства терапии отличаются друг от друга так же, как отличаются между собой различные области детской личности, и так же многочисленны, как и нарушения, возникающие на пути развития. Только детский анализ, изменяющий соотношение сил между психическими инстанциями, может оказать помощь в случаях парализующих задержек и укоренившейся невротической симптоматологии. Но положительное воздействие могут оказать также семья, школа и более поверхностные психотерапевтические методы, если при нарушении связь с внешним миром сохранилась в значительной степени.

Первый год жизни, в течение которого решающее значение для нормального или аномального, быстрого или замедленного развития младенца имеют установка и действия ухаживающей матери, является ярким примером подобного внешнего воздействия. Но родители также могут многое сделать для выравнивания несогласованности в темпе развития между различными генетическими линиями и в последующие годы. Если они будут направлять свое внимание, свои интересы и либидо в том направлении, в котором отстал ребенок, то за ними, способствуя прогрессу в этом ранее отстававшем направлении развития, последуют интересы и либидо самого ребенка. Однако очень часто родители, наоборот, оказывают влияние в противоположном направлении. Если интеллект ребенка развивается с опережением, родители начинают делать все, чтобы еще более ускорить этот процесс; когда опережает время развитие речи, они стараются больше разговаривать с ребенком; если чрезмерно развита моторика, родители создают своему ребенку все новые и новые возможности для физических упражнений. Поэтому для уменьшения количества таких ошибок и оказания раннего благотворного воздействия на развитие ребенка очень многое способно сделать своевременное понимание терапевтических возможностей, которые имеются у родителей.

Не настолько беспомощен, как обычно считают, внешний мир и в отношении разрушительных тенденций у детей. Например, открытие новых возможностей для либидных связей с окружающим миром может оказать помощь маленькому ребенку, когда его агрессивность и деструкция увеличиваются из-за недостаточности любовных образований. В значительной мере от того, кто из окружения идет навстречу ребенку и его либидным потребностям, зависит и само либидное развитие. На возможности идентификации, которые предлагает объектный мир, чутко реагирует "Я" ребенка. Очень часто можно облегчить чувство вины и страх внутри ребенка перед слишком строгим "Сверх-Я", если роль его совести временно возьмет на себя кто-нибудь из внешнего мира и облегчит муки совести ребенка. Чем чаще мы встречаемся с таким действенным благотворным влиянием, тем сильнее убеждаемся, что возможности целительного (терапевтического) воздействия на детское развитие у родителей так же не имеют границ, как и болезнетворные влияния, оказываемые ими.

На основании положений, изложенных в предшествующей главе, можно было бы предположить, что имеет смысл сводить каждую отдельную форму детской болезни к отвечающим ее специфической структуре специальным методам обработки. Это бы означало на практике, что либидоносно нарушенный ребенок, например, нуждается в нацеленной непосредственно на проработку его симбиотических или аутических настроений (Маргарет Малер, 1955 г.) технике; что дети, у которых психические нарушения появились в первый год жизни, должны получить возможность компенсироваться за прошлые лишения с помощью материнского объекта (Август Альперт, 1959 г.); что аналитической обработке, направленной на усиление "Я", должны подвергаться дети с тяжелыми повреждениями "Я" или в случаях пограничных психозов и т. д.

Не вызывает сомнений тот факт, что подобные специфические терапии являются менее дорогостоящими, что на них затрачивается гораздо меньше времени, чем на детский анализ. Более экономичны они еще и потому, что терапевтических возможностей, которые вследствие своей специфической симптоматологии ребенок использовать не в состоянии, не предлагают. К тому же, при использовании данной техники развивается также то, что в аналитических методах используется лишь в качестве побочного сопутствующего продукта.

Несмотря на то, что приведенные аргументы кажутся убедительными, при более детальном рассмотрении они не выдерживают критики. Против них говорит тот факт, что во множестве случаев структурировать нарушения непосредственно в определенную диагностическую категорию практически невозможно, поскольку чаще всего мы имеем дело со смешанными формами, в которых элементы болезненного состояния присутствуют в самых разных видоизменениях и в различном объеме. Например, нарушения в эмоциональной жизни ребенка обычно косвенно способствуют утрате интереса к внешнему миру и таким образом приводят к интеллектуальным нарушениям (деформациям "Я"). Обычно не бывают одноразовыми и острые травмы, они повторяются периодически, превращаясь в хронические повреждения. Во многих случаях имеют под собой невротическую основу явления запущенности. Множество симптомов инфантильных неврозов включают в себя атипичное развитие и пограничные случаи. У психически больных детей, кроме самых тяжелых случаев (6-я диагностическая категория), мы встречаем также много продвигающихся по нормальному пути развития здоровых элементов их личности.

Из этого следует, что психопатологию детства следует считать однозначной ровно настолько, насколько хватает наших знаний о ней. На практике она основывается на бесчисленном множестве противоречащих друг другу воздействий, создавая такое же бесчисленное множество противоречивых картин. Благоприятная перспектива того, что многосторонние терапевтические потребности ребенка смогут найти свое удовлетворение в предлагаемых методах аналитической обработки, зависит от количества терапевтических возможностей.

В защиту применения детского анализа не только в области инфантильных неврозов можно сказать и следующее: только аналитический метод преследует одновременно две цели — терапию и исследование. Если мы от него отказываемся, мы теряем возможность дальнейшего проникновения в еще не изученные области инфантильной психопатологии. Возможно, в будущем наших диагностических критериев будет вполне достаточно для того, чтобы с самого начала ограничивать терапию ребенка каким-либо конкретным лечебным фактором. Однако сегодняшнее состояние наших знаний пока не гарантирует нам такой возможности. А поэтому, лучше использовать метод, который не только расширяет знания терапевтов, но и одновременно с этим позволяет ребенку самостоятельно идти по пути к излечению или улучшению своего болезненного состояния.

Назад

Введение в детский психоанализ


Анна Фрейд (1895-1982) - самая младшая дочь известнейшего ученого Зигмунда Фрейда. В ее произведениях обрисованы руководящие начала для применения психоанализа в детском возрасте, показания для проведения его и те приемы, которыми он должен отличаться от психоанализа взрослых пациентов. Для психотерапевтов, психиатров, психологов, педологов, социологов и всех интересующихся проблемами психоанализа.

© PSYCHOL-OK: Психологическая помощь, 2006 - 2024 г. | Политика конфиденциальности | Условия использования материалов сайта | Сотрудничество | Администрация