Психологическая помощь

Психологическая помощь

Запишитесь на индивидуальную или семейную консультацию к психологу в Москве.

Библиотека

Читайте статьи, книги по популярной и научной психологии, пройдите тесты.

Блоги психологов

О человеческой душе и отношениях читайте в психологических блогах.

Психологический форум

Получите бесплатную консультацию специалиста на психологическом форуме.


Одаренность в исследованиях врачей и биологов прошлого

Учение об одаренности в исследованиях врачей и биологов прошлых времен развивалось относительно автономно по отношению к философским учениям. Несмотря на то, что  психика и такие ее проявления, как гениальность, считались явлениями мистическими, уже в древности ученые задумывались над тем, где помещаются ум и душа. Одни полагали, что управляет всем сердце, другие считали хранительницей души диафрагму. В средние века материальным субстратом психики уже считали головной мозг. Предполагалось, что у мозга есть три желудочка; первый — воспринимает, второй — мыслит, третий — запоминает. В более поздние времена эти представления получили развитие в разработке карт и схем мозга.

Френология

В начале ХIХ века немецкие врачи-анатомы Франц Иосиф Галль и Каспар Шпуртцхайм создали собственную науку — френологию (от греческого — phrenos — душа, нрав, характер и logos — учение). Так было названо учение о связи психических особенностей человека (или животного) с наружной формой черепа. Основная идея Ф.И. Галля и К. Шпуртцхайма заключалась в том, что форма черепа отражает строение лежащей под ним мозговой ткани. Поэтому особенности развития мозга каждого человека могут быть определены путем тщательного изучения впадин и выступов (шишек) на его голове. Кора головного мозга состоит из ряда центров, каждый из которых отвечает за определенную способность человека. При сильном развитии какой-либо способности соответствующий ей центр мозга также очень развит. А это якобы отражается на конфигурации черепа. В определенном месте черепа должно появиться утолщение (шишка, бугор и т.п.). Ф.И. Галль выделял 27 способностей, которые могут быть выявлены путем ощупывания черепа, К. Шпуртцхайм добавил к ним еще восемь. Авторы относили к способностям совсем не то, что принято считать способностями в наше время, например, стяжательство, гордость, скрытность, почитание, решительность, надежду, родительскую любовь и др.

Эти рассуждения привели Ф.И. Галля и К. Шпуртцхайма к созданию «карты мозга», которая, по их мнению, отражала «шишки способностей» к музыке, поэзии, живописи, «бугры» честолюбия, скупости, храбрости и т.п. С помощью этой карты они и предложили проводить диагностические обследования.

В начале ХIХ века френология пользовалась большой популярностью как метод психодиагностики. Но впоследствии многочисленные вскрытия, проведенные другими анатомами, показали, что костные ткани черепа вовсе не повторяют форму коры головного мозга. Поэтому определение по шишкам и впадинам черепа личностных особенностей и умственных способностей человека было названо антинаучным и беспочвенным. Ф.И. Галль и К. Шпуртцхайм были объявлены шарлатанами, а френология получила обидное название «шишковедение».

Как выяснилось позже, ученые того времени, справедливо критикуя авторов френологии, не заметили главного открытия Ф.И. Галля и К. Шпуртцхайма — мозг человека не является однородной массой. Центры управления различными функциями могут быть локализованы в различных его областях. Эта идея получила развитие в ХХ веке в работах многих ученых (например, А. Р. Лурия и его последователей). В конце ХХ века — в 1981 году, один из разработчиков этого подхода — профессор психологии Калифорнийского технологического института Роджер Сперри получил Нобелевскую премию в области физиологии и медицины за исследование функций разделенных полушарий и открытие функциональной асимметрии полушарий головного мозга.

Гипотеза родства гениальности и помешательства

Большой резонанс в научном сообществе и особенно в среде обывателей вызвала парадоксальная на первый взгляд идея тесной связи гениальности и безумия, пропагандировавшаяся рядом европейских врачей-психиатров. В настоящее время эту идею обычно связывают с именем известного итальянского врача, профессора из Турина Чезаре Ломброзо, несмотря на то, что он сам говорил, что является не автором, а всего лишь одним из многих исследователей данной проблемы и сторонников гипотезы.

В своей знаменитой работе «Гениальность и помешательство» он тщательно подбирает примеры, описывая биографии и истории болезни писателей, поэтов, композиторов, художников, государственных деятелей ученых разных эпох из разных стран мира. В его книге в качестве примеров связи гениальности и помешательства фигурируют имена: Александра Великого, Юлия Цезаря, Петра I, Наполеона, Микеланджело Буонаротти, Леонардо да Винчи, Гете, Гейне, Байрона, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, Л. Бетховена, Баха, Р. Декарта, И. Ньютона и многих других.

Выдающиеся заслуги Чезаре Ломброзо перед судебной психиатрией и криминалистикой вызывают глубокое уважение, но в области психологии одаренности его работа сыграла не столь позитивную роль. Проведенное им исследование привлекает парадоксальностью своих итогов, но предлагаемые доказательства неубедительны. Тщательно собранные Ч. Ломброзо свидетельства того, что у выдающихся людей нередко встречаются умственные расстройства, кажутся ему убедительным обоснованием суждения о родстве  гениальности и помешательства.

Ч. Ломброзо и сторонники гипотезы о связи гениальности и безумия собрали массу фактов о том, что многие выдающиеся люди в старости испытывали проблемы из-за старческого слабоумия, что их близкие родственники (отцы, матери, родные братья и сестры) часто страдали психическими расстройствами. При этом Ч. Ломброзо и сторонники гипотезы, тщательно замалчивали другие факты. Среди выдающихся людей встречались и такие, у кого не было замечено каких-либо психических расстройств. Бесспорно, многие выдающиеся умы в старости не только существенно теряли свою мощь, но и в результате болезней деградировали до степени умственной патологии (например, Джонатан Свифт), но точно также деградировали их современники, не относившиеся к числу гениев. Равно как в наше время в старости оказаться в инвалидной коляске может не только бывший олимпийский чемпион, но и обычный человек. То же касается и близких родственников гениев, страдающих психическими патологиями, во-первых, таковые были не у всех гениев, во-вторых — множество отнюдь не гениальных людей имеют психически нездоровых родственников.

Особенно важно с точки зрения психологии одаренности то, что Ч. Ломброзо параллельно с Ф. Гальтоном одними из первых стали серьезно изучать различные вопросы, связанные с природой одаренности. Например, влияние атмосферных условий на гениальных людей и помешанных, влияние метеорологических явлений на рождение гениальных людей, влияние расы и наследственности на гениальность и помешательство. В психологии ХХ века эти вопросы часто будут стыдливо замалчиваться.

И.П. Павлов об уме ученого

Выдающийся физиолог Иван Петрович Павлов, первым из русских ученых, получивший Нобелевскую премию в области физиологии и медицины (1904 год), разработал свою концепцию «ума ученого». Может быть потому, что И.П. Павлов в силу своей скромности всегда говорил, что он не философ и не психолог, а может, и потому, что его самые признанные открытия связаны с деятельностью пищеварительной системы, суждения исследователя об умственных способностях остались без внимания психологов. Однако выделенные им компоненты «ума ученого» весьма точно характеризуют представления об умственной одаренности, описанные в трудах психологов ХХ века.

  1. Первое, самое общее свойство, качество ума — это постоянное сосредоточение мысли на определенном вопросе, предмете», — пишет И.П. Павлов. С предметом, который ученый исследует, он не должен расставаться ни на минуту, с ним следует «засыпать и пробуждаться» и тогда ученый может надеяться, что стоящая перед ним задача будет решена. Получаемые из действительности впечатления, по замечанию И.П. Павлова, должны находиться в уме ученого в постоянном движении, как кусочки стекла в калейдоскопе, для того, чтобы однажды образовалась та фигура, тот образ, который отвечает действительности, являясь верным ее отпечатком.
  2. Второе качество ума по И.П. Павлову — умение преодолевать затруднения, мешающие ясно видеть и описывать подлинную действительность. Между действительностью и умом, как справедливо утверждает И.П. Павлов, стоит и должен стоять целый ряд сигналов, которые совершенно заслоняют эту действительность. Действительность может быть удалена от наблюдателя, и ее надо приблизить, например, с помощью телескопа, она может быть мала и тогда требуется микроскоп, она может быть летуча, чрезвычайно быстра и т.п. В ходе экспериментов могут возникать факторы, искажающие наше представление об истине. Но адекватно увидеть действительность для ученого — это лишь часть дела, утверждает И.П. Павлов. Закончив работу, надо поделиться своими результатами, как-то их запечатлеть. Здесь выступают на сцену новые сигналы, новые символы действительности — слова. А они, в свою очередь, могут адекватно отразить, а могут исказить, затемнить истину. И.П. Павлов пишет о том, что весьма часто бывает так, что один ученый не может воспроизвести верных, казалось бы, слов другого только потому, что словесная передача фактов не точно характеризует действительность.
  3. Следующая черта ума по И.П. Павлову — «абсолютная свобода мысли». И.П. Павлов подчеркивает, что речь идет о такой свободе, о которой в обыденной жизни невозможно составить даже отдаленного представления. Ученый должен быть готов к тому, чтобы отказаться от всего, во что до сих пор крепко верил, чем увлекался, что считал гордостью своей мысли. Он должен быть способен легко отказаться от истин казалось бы давно и навсегда установленных наукой. «Действительность, — пишет И.П. Павлов, — велика, беспредельна, бесконечна и разнообразна, она никогда не укладывается в рамки наших признанных понятий, наших самых последних знаний». Он убежден, что без абсолютной свободы мысли нельзя увидеть ничего истинно нового, что не являлось бы прямым выводом из того, что нам уже известно. Только тогда когда ваша мысль может все вообразить, даже если воображаемое противоречит установленным положениям, только тогда она может заметить новое. Но «распущенность мысли» должна сочетаться с абсолютным беспристрастием мысли. Как бы ни была дорога ученому разрабатываемая им идея, он должен уметь ее отринуть, если встречается факт, который ей противоречит и ее опровергает.
  4. И.П. Павлов пишет о том, что ученому необходимы умение быть внимательным к мельчайшим деталям и способность абстрагироваться от мелочей. Частности, мелочи, которыми мы пренебрегли, могут перевернуть в дальнейшем все наши представления. Но при этом он отмечает, что есть масса ученых, которых подробности давят и не дают двинуться с места.
  5. Идеалом ума, рассматривающего действительность, является простота, полная ясность, полное понимание. Пока ученый предмет своих изысканий не постиг, он представляется для него сложным и туманным. Но как только истина открылась, все становится ясным и простым. «Признак истины — простота, и все гении просты своими истинами», — пишет И.П. Павлов. И следом замечает, что одного этого мало: действующий ум должен отчетливо сознавать, что чего-нибудь не понимает, и сознаваться в этом. Здесь снова требуется балансирование. сколько угодно исследователей ограничиваются непониманием. «…Победа великих умов в том и состоит, — отмечает И.П. Павлов, — что там, где обыкновенный ум считает, что все понято и изучено, великий ум ставит новые вопросы». Постановка вопросов часто предваряет крупное открытие.
  6. Привычка упорно смотреть на истину, радоваться ей. Мыслящему уму мало найти истину и ей удовлетвориться, открывающий истину любит ее и готов бесконечно любоваться ей. У ученого, открывшего истину, есть потребность «постоянно на нее смотреть». И.П. Павлов пишет о том, что ученый знает, каких напряжений ума стоило ее открыть, поэтому пользуется каждым случаем, чтобы еще раз удостовериться, что перед ним действительно истина.
  7. В качестве седьмой и последней черты ума по И.П. Павлову выступает «смирение мысли, скромность мысли». Иллюстрируя это положение, И.П. Павлов приводит в пример своего коллегу Ч. Дарвина, который слишком долго не решался опубликовать свою работу «Происхождение видов», считая, что собранных им фактов еще недостаточно.
Назад Вперед

Купить книгу «Психология детской одаренности»


Психология детской одаренности Книга посвящена проблемам диагностики и развития детской одаренности в современной образовательной среде. В ней последовательно рассматриваются основные вопросы психологии детской одаренности, развития и обучения одаренных детей, развитие интеллектуально-творческого потенциала каждого ребенка. Издание адресовано педагогам, психологам, студентам высших учебных заведений.

© Психологическая помощь, Москва 2006 - 2019 г. | Политика конфиденциальности | Условия использования материалов сайта | Реклама на сайте и сотрудничество | Аренда кабинета психолога | Администрация